31 августа 15:06   ТАСС

Путин, ядерный чемоданчик, коммунисты и женщины: что обсуждали Борис...

Доступная на сайте Президентской библиотеки имени Билла Клинтона компиляция стенограмм телефонных разговоров и личных встреч экс-президента России Бориса Ельцина и бывшего президента США Билла Клинтона занимает почти 600 страниц. ТАСС приводит самые интересные, важные и даже смешные моменты из бесед двух лидеров.

О коммунистах и борьбе с ними

(21 апреля 1996 года, Кремль)

Борис Ельцин: "Я четко поставил задачу победить в первом туре. Так что я попросил бы вас заранее не принимать Зюганова".

Билл Клинтон: "Вам не стоит об этом беспокоиться. Мы потратили 50 лет, чтобы добиться другого результата".

Глава КПРФ Геннадий Зюганов занял на президентских выборах второе место, заручившись поддержкой чуть более 40% голосовавших. А под "другим результатом" президент США имел в виду незаинтересованность Вашингтона в том, чтобы Россию снова возглавил коммунист.

О предвыборных запросах Ельцина

(8 мая 1996 года, телефонный разговор)

Борис Ельцин: "У меня есть еще один вопрос, Билл. Пожалуйста, поймите меня правильно. Билл, для моей избирательной кампании мне срочно нужно в долг для России $2,5 млрд".

Клинтон в ответ спросил, не помог ли России перенос сроков погашения ее долга Парижским клубом. Ельцин объяснил, что нет. Президент США пообещал "проверить", так ли это на самом деле.

О медицинской помощи Ельцину из США

(17 сентября 1996 года, телефонный разговор)

Борис Ельцин: "Спасибо, Билл. Я считаю что это было бы хорошей идеей, чтобы эксперты из США могли приехать для консультаций по операции".

Билл Клинтон: "Мы бы хотели вам с этим помочь… Весь мир хотел бы вам помочь".

(6 декабря 1996 года, телефонный разговор)

Борис Ельцин: "Ваши доктора хороши — отличные эксперты. Они многое сделали. Они были всегда на месте до, во время и после операции. Я никогда не забуду, что вы сделали для меня".

Президенту России успешно провели операцию на сердце 5 ноября 1996 года.

О ядерном "футбольном мяче"

(21 марта 1997 года, Хельсинки)

Ельцин и Клинтон обсуждали американский "ядерный чемоданчик". Американцы его называют "мячом", поскольку он представляет собой сумку, по форме напоминающую мяч для американского футбола.

Билл Клинтон: "Надеюсь, что никому из нас не придется играться с этими игрушками".

Борис Ельцин: "А я на самом деле принимал участие в учениях с российским "мячом". Они предполагали в том числе запуск боеголовки на Камчатский полуостров… Что если бы нам не нужно было держать палец над "кнопкой" все время? У нас есть достаточно других способов оставаться на связи друг с другом. Они всегда знают, как найти нас. Возможно, нам стоит договориться, что нам не нужно все время таскать с собой "чемоданчик".

Билл Клинтон: "Что ж, я подумаю об этом. Хотя, конечно, носим мы [не чемоданчик, а] коды и защищенные телефоны".

Борис Ельцин: "Да, и мы с тобой единственные лидеры, которым приходится это делать".

О расширении НАТО на Восток

(15 апреля 1997 года, Хельсинки)

Борис Ельцин: "Одна вещь очень важна: расширение не должно затрагивать бывшие страны СССР. Я не могу подписать какое-либо соглашение без такой формулировки. Особенно Украина. Если вы их втянете, это создаст сложности в наших переговорах с Украиной по целому ряду вопросов".

Билл Клинтон стал убеждать Ельцина, что такая формулировка не нужна. Подписанный 27 мая 1997 года Акт Россия–НАТО так и не учел пожелания российского президента.

О красоте и женщинах

(20 июня 1997 года, Денвер)

Билл Клинтон: "Хорошо выглядите".

Борис Ельцин: "Я бы предпочел, чтобы мне это говорили женщины".

По итогам саммита "Большой семерки" в Денвере началась трансформация G7 в G8. Участие России в "Большой восьмерке" было приостановлено в 2014 году после воссоединения Крыма с Россией.

О бомбардировках Югославии

(24 марта 1998 года, телефонный разговор)

Борис Ельцин: "Для меня это большое разочарование, Билл. Мы двигались навстречу друг другу так долго. Мы так много сделали. Я договорился с Госдумой по поводу СНВ-2, и 6 апреля она должна была его ратифицировать. Но теперь, при таких условиях, этому не бывать.

Легко разбрасываться бомбами. Другое дело — долгий политический поиск конструктивного решения ситуации. Но это единственно правильный подход. Если мы объединим силы, мы сможем заставить Милошевича (бывший президент Союзной Республики Югославии Слободан Милошевич — прим. ТАСС) изменить поведение. Их парламент уже предпринял необходимые шаги вчера".

Билл Клинтон: "Что ж, позволь мне сказать вот что. Я убежден, что мы не должны отказываться от дипломатии. После того, как…"

Борис Ельцин: "Конечно, мы будем разговаривать друг с другом. Но больше не будет такой мощной движущей силы и такой дружбы, которая была между нами. Этому настал конец".

О встрече Ельцина с медведем

(17 мая 1998 года, Бирмингем)

Борис Ельцин: "Я вышел с медведем один на один. Это было захватывающе. Он находился всего в 20 метрах от меня. Надо уметь хорошо стрелять — прямо в сердце. (Имитирует медведя.) Я люблю охотиться на уток, но не когда они просто сидят в воде. Настоящая проверка — когда они в воздухе. По сравнению с этим ратифицировать СНВ-2 — проще простого!

Знаешь, Билл, люди говорят, что мы теряем доверие друг к другу, что наше партнерство ходит по кругу. Пусть все знают, что между нами все хорошо. Учитывая ту политику, которую ты проводил по отношению к России последние пять лет, ты не можешь проиграть, и за оставшееся время президентства можешь выбить себе больше очков.

Что касается меня, то меня критикуют за то, что я слишком перед тобой склоняюсь. Меня все время называют западником".

Билл Клинтон: "Время все расставит по своим местам".

В оригинале Клинтон говорит "Time will bear you out", используя глагол, омонимичный слову "медведь".

О Владимире Путине

(8 сентября 1999 года, телефонный разговор)

Борис Ельцин: "Несомненно, произойдут новые контакты и встречи между тобой и Владимиром Путиным, председателем нашего правительства — в Окленде, Новая Зеландия... Скоро, через несколько дней вы встретитесь с господином Путиным. Я хотел бы коротко рассказать тебе о нем, чтобы ты знал, что он за человек. У меня заняло много времени, чтобы подумать, кто мог бы стать президентом России в 2000 году. К сожалению, в то время я не мог найти подходящего кандидата.

В конечном итоге я встретил его [Путина], изучил его биографию, его интересы, его окружение и так далее. Я выяснил, что это твердый человек, который в курсе всего, что происходит под его контролем. Но также он тщательный и сильный, очень общительный. Он легко может наладить хорошие отношения и контакты с людьми, которые являются его партнерами. Я уверен, что вы увидите в нем очень высококвалифицированного партнера.

Я убежден, что его поддержат как кандидата в 2000 году. Мы работаем над этим".

Билл Клинтон: "Это очень хорошая новость. Хотел сказать, что до сих пор у нас были хорошие контакты с господином Путиным, и я с нетерпением жду нашей встречи в Окленде. После нее, мы будем поддерживать очень тесную связь. Спасибо за звонок, Борис".

О твердости, уме и внутреннем стержне будущего президента РФ

(19 ноября 1999 года, Стамбул)

Билл Клинтон: "Кто выиграет выборы?"

Борис Ельцин: "Конечно, Путин. Он будет наследником Бориса Ельцина. Он демократ, и он знает Запад".

Билл Клинтон: "Он очень умен".

Борис Ельцин: "Он тверд. У него есть внутренний стержень. Он тверд внутри. И я сделаю все, чтобы он выиграл — в рамках закона, конечно. И он победит. Вы будете заниматься делами вместе. Он продолжит ельцинскую линию в области демократии и экономики, расширит российские контакты. У него есть энергия и ум, чтобы преуспеть".

Александр Мосесов, Артур Громов